Меню
16+

Газета «Ленская правда»

18.11.2021 16:59 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 44 от 18.11.2021 г.

Физик и Татьяна НиколаВна

В Иркутске на Нижней Набережной напротив Педагогического института установлен памятник "Учителю"

  В сентябре редакция знакомила читателей с прозой Почетного гражданина района Владимира Федоровича Антипина. Очерк автора «Первый туристический в истории Ангинской школы» вызвал положительный общественный резонанс. Продолжаем печатать рассказы, в которых описаны невыдуманные истории нашего земляка

Физик

   Завучем нашей школы был Иван Иннокентьевич Косыгин, высокий, костистый, слегка сутулый, с большой лысой головой (волосики легкой щетиной поселились на этой большой голове небольшими островками по бокам и на затылке). Он носил круглые, старомодные очки, за которыми блестели серые умные глаза. Иван Иннокентьевич был физиком. Его кабинет мы любили. В нем была масса приборов, аппаратов, из которых многие были действующими, что приводило нас в восторг. Эпидиаскоп и пленочный фильмоскоп пользовались у нас особой популярностью. Однажды, в летние каникулы, мы устроили «штаб» под крышей парткабинета — самого большого здания на нашей улице Глинской. Выставив аккуратно большую стеклину в раме физкабинета, мы вытащили (соблюдая максимальную осторожность) фильмоскоп с пленками и эпидиаскоп. Мы — это мальчишки и девчонки с нашей улицы. Нас было (активистов) пять-шесть человек. Почти каждый вечер в «штабе» мы демонстрировали фильмы, пленки, картины, собирая под крышу больше десятка ребятишек. Незадолго до начала учебного года мы аккуратно вернули аппарат в физкабинет, убежденные в том, что никто ничего не знает. Но Иван Иннокентьевич знал. Как позже стало известно, он побывал в нашем «штабе», проверил проводку, кое-что исправил, но рушить нашу затею не стал, поручив десятикласснику внедриться в нашу команду в качестве старшего товарища, обеспечив, таким образом, постоянный негласный контроль над нашими затеями.

Почти еженедельно Иван Иннокентьевич читал для школьников лекции по астрологии. Это были удивительные, интересные, познавательные рассказы, преподносимые простым, доходчивым языком. В классе, где Иван Иннокентьевич читал лекцию-рассказ, набивалось столько учеников, что сидеть было негде. Причем слушателями его были школьники разных возрастов. Как-то я, четвероклассник, побывал на его лекции о Солнце. Сидя за первой партой перед столом учителя, я слушал, смотрел и переживал...

Поставив правую ногу в огромном сером валенке на стул, подперев подбородок правой рукой, учитель убедительно, не торопясь, четко выговаривая каждое слово, вел повествование. Когда он заявил, что через много миллиардов лет Солнце погаснет, погибнет все живое на Земле... я пришел в ужас. Ну не хотелось мне погибать! Вскочив с места, я громко произнес:

- А мы, как же мы?

Хмыкнув негромко, Иван Иннокентьевич сказал:

- На наш с тобой, Володя, век Солнца хватит.

Успокоил. Он не лишен был чувства юмора и авантюристических поступков.

Как-то они с моим отцом собрались на уток. Каждый в своем доме весь вечер готовил патроны, подгонял патронташи, клеил сапоги. Договорились о том, что один берет с собой в рюкзаке проднабор на обед, а другой — котелки, чашки и ложки. Охота не задалась — тумана не было, утки летали высоко, а те, что сидели, как правило, плавали на противоположной стороне протоки (даже если добудешь — не достать). Время подошло к обеду. Расположившись на берегу протоки, у костра, охотники навесили котелки (под суп и для чая). Иван Иннокентьевич вскрыл свой рюкзак и негромко хмыкнув, заявил:

- Никитич, а я ухватил впопыхах не тот рюкзак. Нет у нас с тобой ни хлеба, ни тушенки, ни крупы... одни котелки, да ложки. Вот и пообедали...

Посмеялись. Помолчали. Вдруг Иван Иннокентьевич встрепенулся, повернулся всем телом к моему отцу и хитро произнес:

- Слушай, когда в 12 году французы удирали зимой из России, они ведь ворон лопали. Давай-ка и мы попробуем. Вон их сколько на кустах.

- Без труда добыв ворону, отеребив ее с разными комментариями в процессе, запустили ее тушку в котелок. Варили долго, а когда показалось, что готова, налили бульон в чашку, отсоединили голени и начали пробовать. Буквально через минуту, когда чашка была опрокинута, кости вороны отброшены, прозвучал гневный голос Ивана Иннокентьевича:

- Пусть этот деликатес французы и употребляют...

В сороковом году именно он стал инициатором авантюрного пешего похода из Казачинска через гольцы Байкальского хребта в Нижнеангарск. А это около двухсот километров. Вооружившись рассказами охотников, рыбаков, бывавших в тех местах, с сомнительными схемами на руках, с ружьями за плечами, молодые, сильные, смелые четыре учителя совершили-таки такой переход!

В Нижнеангарске их приняли за шпионов и долго выясняли личности. Но проводили на пароходе в Иркутск по Байкалу с триумфом...

- К сожалению, за 80 лет все сведения об этом авантюрном походе затерялись. Осталась одна фотография группы да кое-какие воспоминания родственников.

- Иван Иннокентьевич погиб. Погиб нелепо, на заготовке дров для школы. Учителя-мужчины и школьники-старшеклассники готовили недостающую часть дров для отопления школы и учительских квартир своими силами несколько лет подряд из-за дефицита финансирования в районе на эти цели. Так случилось, что спиленная сосна повернулась на пеньке и пошла не по заданному направлению, обрушившись вершиной на Ивана Иннокентьевича, стоявшего довольно далеко, как казалось, от рубщика. Умер Иван Иннокентьевич в больнице, не приходя в сознание.

- У его скромного памятника над могилой на сельском кладбище летом всегда появляются свежие полевые цветы и розы. Помнят в поселке учителя — наставника, настоящего человека…

Татьяна НиколаВна

Раиса Ивановна заболела. Она была в нашем 7 «А» классным руководителем, она же вела уроки литературы и русского языка. Пришла в наш класс в тот день пионервожатая и сообщила, что русский язык и литературу будет вести Татьяна Николаевна Белоусова. Раиса Ивановна была доброй, молодой учительницей, полной, глядевшей на нас как-то очень ласково-спокойно. Ходила она медленно и тоже очень спокойно, тяжело дыша. Часто прибаливала. Новость о том, что у нас по русскому языку и литературе будет Татьяна Николавна (мы опускали из ее отчества букву «е», нам казалось, так короче — Николавна), взбудоражила и обрадовала нас. Все мы давненько посматривали на молодую, стройную и очень красивую учительницу...

Прозвенел звонок на урок литературы, все как один — за парты. Ждем. Открывается дверь класса и входит она — Татьяна Николаевна. Мы разом встали, а она быстрой, легкой походкой подошла к столу, в несколько секунд осмотрела нас всех с весёлыми чертиками в глазах и мягко попросила сесть:

- Знакомиться будем потом. Сейчас займемся литературой, — сказала мягким грудным голосом...

Я не помню, о чем был этот урок и как он проходил, тот первый урок, в нашем классе, помню её, Татьяну Николавну. Я внимал, смотрел и... млел, увидев совершенно удивительного по внешности человека. Она была высока, стройна, элегантно одета. Яркий газовый шарфик обвивал ее высокую шею, а на затылке красивой головы каким-то чудом держалась большая, черная как вороново крыло, коса. Волнистая прядка спадала на красивый, белый как мрамор лоб без единой морщинки. Брови вразлет, темно-карие большие глаза, слегка поднятые уголками вверх, излучали необыкновенный блеск и участие. Легкий румянец разливался по щекам, губы чуть заметно улыбались... Она была какой-то не нашей, словно появилась из тех далеких краев, где шумят теплые моря, растут пальмы, где большие города и звучит румба. В селе недаром дали ей прозвище «болгарка»...

На уроки литературы и русского языка мы ходили с удовольствием, в предвкушении увидеть, узнать что-то новое, удивительное. Татьяна Николавна никогда не повторялась. Каждый урок был для нас открытием, радостью и познанием. Она появлялась в классе с обязательными книжками в руках и отдавала их адресно, зная, кому они были более нужны.

Нас удивляла её память. Все стихотворения, любые отрывки из прозы, заложенные в программу литературы, она знала наизусть. Мы учились выразительно читать на уроке стихотворения и тексты, учились любить книгу, беречь ее и лечить...

Весь наш класс был записан в школьную библиотеку, мы терпеливо ждали своей очереди, когда она дойдет до книги, которую обязательно (по совету Татьяны Николаевны) нужно прочесть...

Наверное, тогда я создал для себя эталон учителя литературы и русского языка... Мне приходилось довольно часто бывать на уроках школьных учителей, в том числе и у учителей литературы и русского языка. Невольно сравнивал увиденное с тем эталоном, что сформировался у меня в юности. Какие-то моменты были похожи, но чтобы вот так, как у Татьяны Николавны, в комплексе, увидеть и найти так и не удалось...

Татьяна Николаевна была классным руководителем у моего брата. Для неё это был первый выпускной класс в педагогической деятельности. Для ребят ее класса она была всем: другом, товарищем, наставником. Они боготворили ее, оберегали и помогали в трудных ситуациях (особенно по хозяйству). Татьяна Николаевна считала своих выпускников «самыми, самыми» и не без основания...

Прошло много лет. В конце восьмидесятых (я не помню точно год) староста класса Алексей Швецов собрал живущих в Иркутске одноклассников и, разыскав место жительства Татьяны Николаевны, нагрянул к ней с ватагой ее питомцев в пятнадцать человек. Их встретила согбенная старушка с огромной волной седых волос. Она почти не ходила — болезнь позвоночника. Долго отказывалась от предложения пойти со своими питомцами в ресторан. Алексей — распорядитель, шутник и балагур скомандовал «Берем!». Татьяна Николаевна вместе с креслом-каталкой была поднята, снесена вниз и погружена в маршрутное такси. Через час вся группа была в ресторане за праздничным столом. Татьяну Николаевну засыпали живыми цветами, вручив ей огромный букет алых роз. Сидя в торце стола, она плакала, говоря при этом, что плакать не хочет, но слезы благодарности, радости и умиления сами собой льются. Алексей руководил застольем. Он предложил высказаться каждому присутствующему, представив своеобразный отчет, который должен быть коротким, емким и о самом главном в жизни каждого. Здесь были доктора наук, архитекторы, профессора и доценты, Заслуженная учительница РСФСР, инженеры, строители и врачи... Во время прощания Алексей от имени всей группы преклонил перед Татьяной Николаевной колени и поцеловал ее тонкие старческие руки...

Через год Татьяна Николаевна умерла. А родилась она в деревне Белоусово Качугского района Иркутской области. Спасибо вам, Татьяна Николаевна, что вы были с нами, что яркой звездой благотворно коснулись многих душ ваших питомцев!

Вечная вам память!

  В. Антипин, п. Качуг, август 2021 г.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

16