Меню
16+

Газета «Ленская правда»

23.01.2020 16:17 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 1 от 10.01.2020 г.

Ёлки моего детства

О том как дружно жили люди улицы Судоустроительной в Качуге 

  В этом году мне исполнилось пятьдесят. Дата круглая, рубежная и очень удивительная. Ну, это как подростком примерила мамино платье, а оно на удивление как раз. Так и с возрастом. Только с платьем однозначно радостно, а сейчас чувства самые разные. Но я даже не об этом. А о том, что пора сказать спасибо тем хорошим людям, которые эти мои пятьдесят лет сделали. А в первую очередь тем из них, кто был рядом в моем детстве. Думаю, что Новый год – это как раз повод.

Мое детство прошло в Качуге, на улице Судостроительной. Небольшой (как оказалось позже) двор, две двенадцатиквартирные двухэтажки. Посреди двора деревянная горка.

Новый год начинался с ёлок. У нас елка появлялась рано. Дядя Вася, муж маминой сестры, приносил елку на бабушкину экспертизу. И если елка оказывалась нужной высоты, прямоты и пушистости, ей позволялось остаться. День она таяла. Чудесный хвойно-морозный запах наполнял всю нашу квартирку. Из кладовки прибывала коробка с новогодними игрушками. Тоже холодная и почти забытая за год. Когда я научилась писать, то стала писать самой себе письма в будущее и класть их в эту коробку. Найдешь через год такое письмо среди игрушек, прочитаешь… И чувствуешь – повзрослела. Среди новогодних игрушек было много старых, которые наши привезли еще из Киренска: картонные, на прищепках, ватные, стеклянные. И бабушка каждый год, развешивая игрушки, вспоминала одни и те же киренские истории.

Потом я из окна начинала смотреть на елки противоположного дома. Постепенно они появлялись в каждой квартире. Жители были молодые, практически в каждой семье дети. А ближе к 31-му декабря надо было просто выйти на середину двора — и… получить праздничное поздравление от двадцати четырех елок. Когда я слышу жалобы людей на отсутствие новогоднего настроения, то вспоминаю тихий предновогодний вечер, летящие сверху снежинки, я (почему-то одна) катаюсь с горки, во дворе тоже никого. И моё ни с чем несравнимое счастье, подаренное теми, кто зажег гирлянды на этих елках в окнах. Кто-то из них живет во дворе до сих пор. Вернее в доме, потому что дом напротив уже снесли. Каждый год в июле мама идет на вечеринку четырех Галин: Лазаревой (именинницы), Яриной, Лобановой и Селяковой. Муж тети Гали Лазаревой Жан Иванович был талантливым гармонистом. Он часто выносил гармонь во двор, и они с бабушкой упоенно пели какую-то замечательную песню про реку Лену.

Тетя Галя Ярина до сих пор для меня молодая, яркая женщина. Однажды я упала с турника, сильно ударилась и никак не могла вдохнуть воздух. Помню ее испуганные глаза совсем рядом – чужих детей во дворе не было.

Тетю Галю Лобанову вспоминаю на кондитерской выставке в столовой. В белом накрахмаленном колпаке среди тортно-пирожного великолепия. Я гордилась, что она живет в нашем дворе.

В квартире Дементьевых уже давно живет их внук Сергей. Тетя Катя стряпала вкусные калачики из сгущенки и всегда нас ими угощала. А у Буториных были невероятные пирожки с черемухой.

У Марии Дмитриевны Черкашиной мы теперь бываем в гостях в Луговом в Иркутске. Она любит читать «Ленскую правду», прочитает и эту статью.

У нее тогда две Тани, дочь и невестка, ходили кругленькие в ожидании ее внука и внучки. И Алешка Черкашин был первым ребенком, с которым мне доверили поводиться. Стоит ли удивляться, что мой первый сын тоже Алеша.

А сколько времени я провела в квартире других Черкашиных, Альбины и Константина. Лена, их дочка, была моей самой первой подружкой. Большой детской компанией мы зимой собирались у них и крутили диафильмы. В соседнем доме жила Ленина бабушка, она помогала нам делать короны. Длинные юбки и короны превращали нас в королев. А с Ирой Седых мы учились вместе готовить, а еще перекидывали между домами веревку, через гвоздик в подоконнике. И отправляли друг другу записки и конфеты. Времена поменялись, и сегодня у меня другие подруги, но тоже Лена, Ира…

Рядом с нами сначала жили Андреевы, семья врача и журналиста. Как-то зимой в подъезд прибился кот. Мы с Сергеем, их сыном, день плакали, чтобы наши согласились взять кота домой. Я переплакала, и Мурзик стал жить у нас. Регулярно приводил на обед Пушка Хавронина, постоянно дрался с черным котом Соловковых.

Потом в соседнюю квартиру заехали Света и Витя Нечаевы. И их Юлия Викторовна тогда была младше Марии Андреевны, своей очаровательной дочки, нынешней Светиной внучки. У них можно было просто учиться быть молодыми и счастливыми.

За стенкой жила молоденькая учительница Вера Александровна. Отопления еще не было и когда Вера уезжала на сессию, мы топили у нее печку. Глядя на образцовый, лаконичный порядок в ее комнате, я наконец-то поняла, почему бабушка называет меня бесприборной.

У Анны и Василия Никитиных впервые увидела ярко-желтые полы. У всех коричневые, а у них как яичный желток. Это было как щелчок: не обязательно чтоб как у всех, как только у тебя — лучше.

Помню, как Усольцевы принесли домой сверток со своей девочкой, по-моему, Ирой. Был обычный день, а у них были такие лица, что до меня дошло, что необычное и лучшее не всегда происходит в праздники.

Людмила и Мира Наумовы. У них я заигрывалась бумажными куклами из коробки, пахнущей вкусными духами, обучилась церемонии чаепития.

Нина и Володя Колмаковы. Красавица и красавец. Володя учил мальчишек подтягиваться на турнике. Как–то велел нам выйти во двор в 6 утра на общую пробежку. Мы все ночь плохо спали — боялись проспать. А проспал он. Иногда вижу один и тот же сон. Я в их квартире. Она напротив нашей. Темно. Смотрю на свое окно. Там горит свет. Молодая мама сидит, поджав одну ногу, за столом. Пишет поурочные планы на завтра. Мелькает белая голова маленькой девочки, моя. Бабушка поливает герань на подоконнике. Даже во сне она все про меня понимает. Неодобрительно смотрит в мою сторону и задергивает занавеску. Мне туда нельзя.

Я не ностальгирую по детству. Мне нравится сегодняшняя жизнь. Но теперь я понимаю ценность детства для каждого. Сколько в нас оттуда, благодаря или вопреки.

Вроде вспомнила всех. Нет, еще семьи Максимовых, Большедворских, Гауз… Люди моего детства жили просто, скромно материально. Но я никогда не видела не то что драк, даже ссор. Зато видела много хорошего. Я думаю, что никто из моих ровесников не забыл наши банки-пьянки, двенадцать палочек, казаки-разбойники и лапту, концерты и уборки двора. В мою взрослую жизнь перекочевали Дни Двора, которые с удовольствием провожу вместе с соседями, летние вечерние просмотры мультфильмов на улице для ребятишек. Мои ученики тоже пишут письма себе, повзрослевшим на год. В этом году сделала ретро витрину новогодних игрушек в школе. Даже белые шары – светильники из Икеи купила, не раздумывая, только потому, что похожие висели в тех окнах с елками.

С Новым годом, дорогие мои люди! Всего вам самого доброго! Для кого-то мое спасибо сильно запоздало, но ведь, наверное, лучше поздно, чем никогда.

Светлана Илькунова, г. Саянск

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

7