Меню
16+

Газета «Ленская правда»

03.12.2016 20:38 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 47  от 25.11.2016 г.

Вера малочисленного народа

или Почему жизнь в тайге делает человека счастливым 

 - Медведица никогда женщину не тронет. Вы хоть об одном случае слышали?  И не услышите. Не бывало у нас такого. А знаете, какая самка красивая?  Мы когда с ней взглядами встретились, я остолбенела. Не от страха, от восхищения. Во весь рост передо мной стояла. Мужчины наши говорят, тело медведицы, когда без шкуры, очень похоже на женское. Она мать, за своих детей стоит. Если бы медвежата к нам тогда не прибились, вряд ли бы мы с ней вообще встретились. Обошлось, в общем. А в случае чего, я бы ее поняла… Это мы к ним в тайгу, в их дом без приглашения пришли.

 Это одна из самых первых историй, которую услышала от Веры.  Мы давно знакомы и каждый раз, на бегу общаясь, узнаю от неё что-нибудь неподдающееся логике офисного сотрудника.  Вера живет в селе Вершина Тутуры, среди болот и девственной тайги.  На любом районном празднике общительная эвенкийка в центре внимания зрителей, в национальном костюме, с открытой белозубой улыбкой.  Работу в сельском клубе, громко сейчас именуемом культурно-информационным комплексом, обожает, себя считает счастливой. Счастливой, потому что в семье любовь, в доме достаток, а в душе радость от очередного прожитого дня.

Сложно представить, что еще недавно в уютном доме Хорищено не было ни окон, ни дверей 

Бойцовский характер

Дома в эвенкийском селе, собственно, ничем не отличаются от наших поселковых. Наверное, потому что строили жилье для эвенков в советские годы русские. В одном из таких двухквартирных семь лет назад поселилась семья Хорищенко. В тот год молодые целую зиму жили с окнами, закрытыми целлофаном вместо стекол. Вся деревня, сочувствуя, спрашивала: не холодно ли, чем помочь? Но любовь и желание самостоятельно устроить быт грели уже успевших к тому времени набить по жизни шишек молодоженов. Правда, сказали бы Вере в школьные годы, что Витя станет её мужем, она бы драться кинулась. Не нравились они друг другу. Вера, хоть и хорошо училась, в детстве была проказницей, не по годам крепко сложенной.  Нет-нет, да доставалось от неё деревенским мальчишкам. Этот бойцовский характер в открытой для общения всему миру Вере живет и сейчас, помогает справляться с трудностями.  

В Тутурской школе дети защищены автономностью от жестоких реалий современности. Труднодоступность территории, отсутствие большую часть суток электроэнергии, а вместе с этим цивилизации. Интернет в Тутуру пришел, но скорость такая, что иногда проще старым добрым способом найти информацию в библиотеке. В таежном селе и сейчас растут дети природы, без запросов и с чистыми помыслами. Такой наивной, озорной девчонкой в поношенной одежонке приехала Вера после окончания тутурской девятилетней школы в Бохан, к тетке – учиться.  Начало двухтысячных. Кажется, не так давно и не так уже в стране голодно.  Не девяностые же. Но тоже для большинства селян – бедные годы. Вера сквозь слезы, разбирающую тоску по дому шла к своей мечте – стать учительницей. В педучилище встретила первую любовь, родилась Юля. И пусть брак по-молодости, по-глупости оказался «браком», а Юле сегодня уже десять лет. Что бы Вера без неё делала, не представляет. 

Борьба с природой                            

Юля прикрыла калитку, держа в свободной руке большую морковку. Только с грядки сорвала. В Тутуре единицы занимаются огородничеством. Живут люди в основном промыслом: охотой, рыбалкой, сбором ягоды и орех. Каждое лето эвенкийскую тайгу накрывают ранние заморозки. Нет смысла бороться с природой. Но Вера упирается и, надо сказать, получается. В этом году спасла картошку, вовремя укрыла «всем, что под руку в темноте попалось» первые всходы.   Осенью празднует маленькую победу. Второго хлеба семье Хорищенко хватит на всю зиму. Удачное завершение одного из промысловых сезонов подарило Вере возможность приобрести  квадроцикл. Возит теперь на новой проходной технике молоко родителям, и к мужу в орешник в гости ездит. 

- Вы держите корову? 

- И коня. Он нам не особо сейчас нужен, но подкармливаем, заслужил. Виктор гриву ему иногда постригает и отпускает на волю.

Прямолинейная открытость

Обычно деревенские жители идеализируют животных-кормильцев. Коровы у некоторых чуть ли не полноценные члены семьи, а Вера заявляет: «Буренка живет для меня, а не я для неё, дою тогда, когда мне удобно. Режим не соблюдаю». В этом вся строптивая натура Веры. И именно этим она не похожа на своих сородичей. Эвенки зачастую молчаливы. Вера говорит быстро, напористо, эмоционально и все, что думает, напрямую. Помнится, на одном из сходов граждан села просила жителей плюнуть ей в лицо за неправду. Многие в деревне недолюбливают заведующую клубом за прямолинейность. Может она человеку высказать все что на душе, не дав в ответ слово вставить, и тут же будет с ним доброжелательно общаться, забыв про минутный конфликт. 

Учительницы, кстати, из Веры не получилось. Переманила культработа. Хотя и сейчас всю себя она посвящает детям, мечтам о поездках со школьницами-артистками на фестивали эвенкийского творчества.  На Байкал, в Улан-Удэ. Репетируют перед грандиозными событиями усердно. Ради такого не жалко и дизель в своей ограде завести, чтобы музыка на всю деревню звучала, и маме поручение дать – сшить костюмы.  Чтобы очаг культуры в отдаленном селе не закрыли, Вера четыре года подряд отапливает помещение за свой счет. Печи-голландки своими дровами. Принтер, бумага, сюрпризы для конкурсов в дни праздников – всё несет из дома. По нашим сельским меркам Хорищенко не бедствуют. Открыли в деревне продуктовый магазин и, казалось бы, пора бросить этот бесперспективный культпросвет, но не может всегда активная, ищущая Вера Владимировна оставить своих детей. Да и последние к ней прикипели. 

День рождения

Жизнь Веры контрастна. Еще вчера в Иркутском Сибэкспоцентре давала мастер-класс педагогам со всей области по национальной вышивке бисером, а уже сегодня может пробираться сквозь болота, мошку и слякоть верхом на коне в родную Тутуру. Однажды, с девушками-односельчанками бродили по тайге всю ночь.  В этот сентябрьский день у Веры был день рождения, уж очень хотелось попасть домой. Уговорила подружек выехать верхом на лошадях в семь вечера из Ацикяка. Накануне выпал мелкий снег. В сумерках дорогу плохо видно. Заблудились девчонки, спутав следы танкетки, лучившей хребты Булурея, со следами трелёвочника, по слухам, ушедшего в этот вечер в деревню.

- Шли пешком. Коней вели за поводья. Собака, помню, какая-то прибилась, под копыта лезет. Кони фыркают, за плечи нас кусают, понимают, видимо, -неправильно идем. Пришлось обратно по своим следам к ручью возвращаться. Потом на коней верхом сели. Как они рванули в деревню! К шести утра мы только добрались. За нами, оказывается, медведь ходил по следам всю ночь. Мальчишки на следующий день поехали, говорили, везде отметился. Не тронул, значит, не нужны мы ему были, а кони поэтому и «дурели».  С тех пор я дорогу домой выучила.

Человек может быть истинно счастлив лишь, ощутив великое единение с природой. Не нами придумано и сказано. Вот и на вопрос зачем, получив  образование, продолжать жить в глухой тайге, где электроэнергия считанные часы в сутки, Вера себе уже давно ответила. Здесь ее дом, муж – охотник-промысловик, не желающий менять образ жизни, родители.

- Не будет у меня, вдруг работы. Ну мало ли что… Мы все равно проживем, тайга прокормит, — улыбается Вера.

Главное, сейчас для эвенков сохранить свои леса, сохранить, что осталось от пожаров, не дать чужеземцам спилить тайгу. Эта тема сплотила малочисленный  эвенкийский народ. Забывая про мелкие внутренние неурядицы, родовые общины объединяются и борются, веря в будущее качугской Эвенкии.

Надежда Бизимова

Фото автора  

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

179