Меню
16+

Газета «Ленская правда»

11.10.2016 16:11 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 38 от 23.09.2016 г.

Вершина Тутуры: жизнь по природному календарю

Автор: Надежда Бизимова
Редактор газеты "Ленская правда" Фото автора.

  Эвенкийское село расположилось в вершине реки Тутура,  среди болот и таежных богатств 

Жители качугской эвенкии находятся в другом измерении, хотя от райцентра их отделяют двадцать минут полета

Походный рюкзак с теплыми вещами и продуктами уже третьи сутки маялся в прихожей. Каждый день, меняя одну колбасу на другую, жареную рыбу на свежие бутерброды, ждала желанной новости: вертолет сегодня будет! Но не дают погоду. Нет, у нас в Приленье  как всегда – сухо. Смирились. Всё лето без дождей, уже и не ждём. А в Иркутске льёт. Нелётная погода.

Все на выборы

Всевозможного уровня выборы в труднодоступных территориях района: Вершине Тутуры, Тырке, Чинонге всегда проводятся за две недели до единого дня голосования.  Вертолет с членами избирательной комиссии, наблюдателями, полицейскими, пожалуй, самый долгожданный для жителей качугской эвенкии, по большому счету — единственный авиарейс в году. А потому летят к эвенкам преимущественно не люди, а посылки с большой земли. Почти половину салона воздушного судна занимают коробки с  продуктами, всевозможная утварь. Труднодоступность, особенно в летнее время, лишает жителей обособленного эвенкийского мира элементарных благ. Вертолет – редкая возможность отправить родственникам в тайгу,  не испортив в тяжелой дороге, к примеру, те же фрукты. Похоже, и вертолетчики с многолетней «провиантной» традицией смирились. Против груза не возражают. А выборы?  Выборы  дело важное, но, увы, не главное, когда живешь в 160 километрах от райцентра среди болот и тайги. Здесь всё по-другому и большая политика тоже где-то далеко.

Вылет переносили, начиная с субботы. К утру вторника метеосайты пророчили ясный день практически на всей территории области. Пассажиров, собравшихся на Качугской «взлётке», по пальцам перечесть, но посылок традиционно много: картошка мешками, коробки, разглядела даже пластиковый стеклопакет в упаковке.  На любой поклаже бирочка или надпись с фамилией будущего правообладателя. Машины, провожающие, предстартовая суета… По отработанному годами сценарию первых пассажиров вертолетчики оставят в Тутуре, затем полетят в Тырку и Чинонгу. Газетчик остановила свой выбор на посещении Вершины Тутуры. Село многолюдное,  живое. Есть где развернуться репортеру. Тем более, забросят всех причастных к выборному процессу к эвенкам как минимум на двое суток. Звук двигателя приближающегося МИ-8 прервал разговоры о плохой рыбалке и засухе. Вылетели в итоге по расписанию, как говорят у нас, больше прособирались. Не успела устроиться поудобнее и надеть защищающие от шума двигателя наушники ядовито-салатового цвета, как сквозь мелькающую зелено-желтую тайгу показалась неширокая речушка Тутура. Сверху – радующая живописная картина. Извивается полоска воды вдоль равнины бесконечным вопросительным знаком. Река означала — село уже рядом.

Счастье во мху валяться

  На солнечной поляне вертолет  встречала сельская ребятня. Позабыв на мгновение про уроки, детвора вывалила из школы на улицу. Держать учеников за партами в эти минуты бесполезно. Слушать учителя  не будут. Шумный, раздувающий вращением винтов сухую траву вертолет с большой земли… В сознании каждого эвенка это событие – яркое воспоминание из тихого таежного детства.  

 - Надо же, каких-то двадцать минут полета и мы в другом измерении! — удивляюсь, разглядывая жердяные изгороди и торчащие повсюду из утугов копны заготовленного сена.

- Это вы из другого измерения. А здесь нормальная жизнь человека. В единении с природой,  -  деликатно поправила Надежда Перова.

С моей тезкой спорить  на тему мироустройства эвенков нет смысла, она всегда окажется права. Надежда еще в девяностые приехала в Вершину Тутуры молодой школьной учительницей. Рассказывает, как начинала свой быт в селе на голой кровати с панцирной сеткой. Своей для эвенков стала быстро. Замуж вышла за местного промысловика-охотника. Дальше дети: свои и чужие, школа каждый день, сельская трудовая жизнь. В последней, к слову, не все так плохо, как почему-то считают многие, поверхностно оценивающие бытие глубинки, горожане. Богатые ягодники, орешник. Тайга Надежду затянула. Да и человек так устроен, ко всему привыкает и уже не так важно, что электроэнергия считанные часы в сутки: успеть бы хлеб испечь, да постирать. Сейчас Надежда Николаевна живет в районном центре. Уехала в Качуг несколько лет назад ради будущего дочерей. Перспектив для них в селе не видит. Поездка на землю, ставшую родной, для Надежды – спасение от рутины, маленькая встреча со светлым прошлым.

- Пойду сегодня в лес, за брусникой. Во мху валяться буду. Счастье-то какое!

Гостиница по-тутурски или номер на двоих

  С компаньонами: Натальей Вышегородцевой,  прибывшей на выборы  наблюдателем от КПРФ, и представителем полиции Леонтием Какоулиным мы отправились  в приготовленное заранее для гостей жилье. Сам факт -  нас ждет отдельный домик,  поднял настроение. В деревне мы не впервые, знаем, что тутурцы всегда пригласят к себе на ночлег и накормят, и настроение найдут чем поднять, но никому не мешать – вдвойне приятно.Тем более сейчас самый сезон заготовки ягоды и сбора орех. В скромной «гостинице», как в любой деревенской избе стол у окна, два переживших все мыслимые сроки эксплуатации кресла, кирпичная печь, две кровати, дрова и ведро воды. Забегая вперед, замечу, кто представляет себе жизнь современных эвенков в чумах или неухоженных усадьбах, ошибается. Люди здесь живут вполне благополучно, если не употребляют «огненную воду». А тайга, она всех прокормит. Покрытый лиственничной корой чум стоит в центре деревни, но не для тутурцев вовсе. Для нас с вами, желающих  испытать прелести национальной  культуры. Правда, приспособившим на этом раз чум под полноценную кухню пожарным из райцентра и других весей региона не до прелестей и экзотики:

- Нам бы на обои домашние посмотреть, надоела таежная романтика.

Мужики ночуют на полу в тутурском клубе уже которые сутки. В десяти километрах от деревни, в районе речки Назима горит лес. Ругая на чем свет стоит всю бюрократическую цепочку системы тушения пожаров в нашей стране, огнеборцы битый час ремонтируют помпу сломавшегося снего- болотохода или танкетки. Тушить надо, а приходится по большей части в клубе газеты читать.

С отцом на колодец. Питьевую воду тутурцы берут из единственной на всё село скважины. 

Где эвенки - там таежные богатства

 Благодаря хорошему человеку  в руки мои попал недавно информационный вестник Ассоциации малочисленных народов  Иркутской области «Орлинга». Выпуск №6 за 2006 год уникален своей краеведческой ценностью. В нем опубликована подлинная рукопись Ивана Ивановича Бурлаева, бурята по национальности, жившего с эвенками Тутуры, Муриньи, Вершины Ханды (Казачинско-Ленский район) в тяжелые военные и послевоенные годы. Сегодня кажется невероятным, но  еще в 1942 году в Тутуре был колхоз, где содержали более 800 оленей! Чуть в стороне от стойбища – звероферма.  Объясняется относительная автономность необходимостью тишины для вынашивания потомства зверьками. С приходом советской власти на строительство домов эвенкам государство «безвозвратно» выделяло деньги. Среди тутурцев и сейчас часто бытует мнение: не в лучшем месте была построена в свое время основная Тутура или Культбаза. Бурлаев же утверждает: «Эвенки никогда не будут жить в пустой тайге, выберут тайгу, богатую пушниной, копытными зверями, рыбой, ягодами, орехом, боровой и водоплавающей дичью. Где эвенкийское стойбище, кругом таежные богатства». При царской власти эвенки сдавали  пушнину в обмен на муку и другие товары бурятам, купцам. Быт тунгуса менялся в зависимости от нового местоположения при кочевках и при тесных контактах с другими нациями. Многие эвенки в результате объякутились, обурятились, обрусели.

- Родители моего мужа еще кочевали. Владимир единственный в своей семье, кто в роддоме рожден. Остальные его братья и сестры, как говорится,  под деревом. Свекровь при жизни нам рассказывала. Почувствую, говорит, время пришло. Останавливаемся  в тайге, мужики чум собирают, женщины воду греют на костре. Роды примут, полежу пару часов, ребенка в зыбку, зыбку на шею и дальше едем, — делится жена главы сельского поселения Ирина Щапова. 

Куда исчез рогатый караван?

  Всё в той же рукописи описано какое по-настоящему огромное внимание малым народам уделялось в стране Советов. В военные сороковые годы на складах Культбазы по сравнению с другими потребсоюзами и ОРСами было многообразие промышленных и продовольственных товаров.  Магазин, пекарня, школа, правление колхоза... Люди в войну приезжали сюда из райцентра  в надежде купить нужные товары. Сегодня уже в истории когда-то реальная сцена «Возвращение ягодниц».  Женщина впереди ведет оленя, за которого вереницей за седла привязаны остальные, до десяти и более оленей, навьюченных ягодами, постелями, материалом для чума. Верхом на оленях сидят дети, а управляющая рогатым караваном кричит: «Мода, мода, мода!», чтобы вся вереница шла дружно. От былого благополучия в Тутуре осталась только школа. В ней 27 учеников. Детские коллективы укомплектованы. В одном классе, к примеру, учатся ребята  из первого, второго и третьего.  Магазины, конечно, тоже есть, целых два: «У Фомича» (по всей вероятности назван по отчеству владельца) и магазин «Купца и купчихи». Официального названия у последнего нет, но народ так кличет, потому что принадлежит торговая точка семье главы сельского поселения. Людям с предпринимательской жилкой.  Щаповы знают, как их величают, реагируют спокойно. Да и какие могут быть обиды? На селе практически у каждого прозвище. Со стороны возникают вопросы, когда зовут человека Сергей Алексеевич, а для всех селян он  просто Аркаша. Почему? Так и не удалось узнать. Приклеилось когда-то, теперь уже никто и не помнит предыстории. Местный же «Левитан» не случайно в почете, умеет красиво говорить, но женат при этом на «Квашне», все потому что женщина спокойная. Даже у пожилых людей прозвища: «Юма» и он же «Князь озера Эконор». Тутурцы  умеют смеяться над собой, рассказывают, не скрывая подробностей.

Облетавший лесные пожары пилот "кукурузника" обещал махнуть крылом ребятне 

Первые заморозки

Весь солнечный предвыборный день мы «брали» деревню ногами, раздавали конфеты сельской ребятне, общались с жителями. В сибирских эвенкийских джунглях по-прежнему много проблем.  Бесконечная тема – отсутствие  электроэнергии. Еще недавно обсуждаемый на региональном уровне вопрос электрификации населения путем установки солнечных батарей повис где-то в коридорах власти. Но есть и видимые улучшения уровня жизни отдельных, трудолюбивых селян или тех, кому везет больше. Капитализм научил эвенков жить под девизом: каждый сам за себя. Вместо оленей в дворах тутурцев пасутся кони. Многие лошадей сменили на снегоходы, квадроциклы, внедорожники.

Вечером долго боролись с неподдающимся навесным замком тутурской «гостиницы». Внутри не оказалось вещей нашего компаньона Леонтия. В «номере» всего две кровати. Полицейский проанализировал ситуацию и еще днем ушел на подселение в дом Щаповых. Легли рано,  много разговаривали. Вдали от домашних  и рабочих проблем голова  свободна и мысли льются бесконечным словесным потоком. Мне как женщине помладше досталась детская полутораметровая в длину кроватка. Впрочем, это обстоятельство нисколько не смущало. Утром прониклась особой благодарностью к своей напарнице — Наталье Вышегородцевой. Буквально перед полетом человек бывалый посоветовала прихватить на всякий случай спальник. Уши мои в эту ночь чуть к подушке не примерзли. Организм  в целом спас синтепон. В Тутуру вместе с выборами пришли первые осенние заморозки. Утренний туман, покрытая инеем трава, на градуснике – минус восемь. Седьмое сентября. 

Пошли на промысел

  Представляя какими бодрящими будут утренние процедуры, на несколько минут задержалась в спальнике.  Умывальник — перевернутая пластиковая бутылка с не до конца закрытой крышкой прикреплен снаружи дома, на выступающее бревно общей стены. Потянувшись и пустив на крыльце мурашки, зубы  чистить не рискнула,  для начала согреться бы. А соседке моей хоть бы что:

- Хорошо-о-о! – Наталья обмывала холодной водой лицо, выпуская пар изо рта.

 Из деревенских печных труб струился дым. По хребтам, окружающим Тутуру, стелился туман. Коровы в сопровождении телят побрели за околицу. Для завершения полного образа  деревенского раздолья не хватало утреннего кукареканья  петухов. Тутурцы, как выяснилось, не держат птицу. Смысла нет. В каждом дворе охотничьи собаки, свое дело знают, могут выйти на промысел и в собственном дворе.

 И нам пришлось с утра промышлять. Нет, ничего криминального. Пошли за дровами на территорию школы. Признаться, разрешения ни у кого не спросили. Холод, прошу прощения, он как и голод — не тетка. Колка дров в исполнении  неприспособленных к таежному образу жизни женщин со стороны, возможно, картина юмористичная. Тут главное чурку выбрать без сучков и установить надежно. Берешь крепко двумя руками тяжелый колун и лупишь, что есть мочи. Бодрит и согревает непривычное занятие.   

По возвращению в «гостиннице» уже ждал завтрак. Владимир Щапов принес из дома горячий чай и свежежаренные лепешки.

- Говорил же, пойдем к нам ночевать! Сопротивляетесь, ну как хотите!

К следующей ночевке мы решили подготовиться более основательно.     

Тутурские посиделки

  Избирательный участок в Тутуре расположен в здании школы. Пережившая хорошие и плохие времена, она по-прежнему несет свою важную социальную миссию, являясь основным местом трудоустройства для немногочисленных работающих селян. На двери альбомный листок, красным фломастером от руки информация: участковая избирательная комиссия, избирательный участок № 897, председатель Рудых. Мы было по простоте душевной настроились на радушный прием, но столкнулись с неожиданным для всегда открытых селян официозом:

- Ваши документы? Удостоверение об аккредитации? 

Соблюдая формальности, одновременно загляделась на большой стенд с кандидатами в депутаты Государственной думы. Их «довольные лица» расположились неподалеку от печки-голландки на школьной доске среди многообразия гласных и согласных, цифр, алфавита и прочей школьной атрибутики.  

- Ишь, сколько желающих думы о народе думать, — послышалось с нотками иронии из аудитории.

  Тишина накрыла избирательный участок практически на весь день. Лишь изредка ее разбавляли немногочисленные голосующие. Первым по долгу службы пришел глава – Владимир Щапов, потом его семья. Получивший словесно нагоняй от женщин из избирательной комиссии за фуражку на голове в помещении, «Аркаша» разволновался и уронил все, что можно уронить в ширме для голосования.  К часу дня на участке отметились 15 тутурцев, на момент закрытия участка — 25 человек из 148 зарегистрированных в списке избирателей. Наблюдатели от разных политических партий следили по сути только за членами избирательной комиссии. Но и последние не первый год «заседают», не обращали особого внимания на окружение. Самый праздничный когда-то для жителей любой деревни нашей большой страны день выборов превратился  на этот раз в посиделки, в данном случае в тутурские посиделки.

Выбор в пользу...

- Почему население  проигнорировало выборы? – цеплялась с вопросом к  первым встречным. Да и они  в теплый осенний день на тутурской улице  - большая редкость.

- За «орехой» мужики в тайгу уехали, некогда на выборы ходить. В воскресенье многие из леса выезжали. Но вы же не прилетели. А теперь что говорить? Нам природа рабочий график  устанавливает, — прозвучало с укором от незнакомки.

- Женщины днем ягоду собирают.Нынче брусничник богатый. С вечера стиркой были заняты. Пока свет горит — успевают. Посмотрите, в каждом дворе веревки с бельем, — более оптимистично рассуждала Вера Щапова.

- Вы бы, это… пожили подольше, так, может, свет бы у нас не отключали, — на полном серьёзе заметил Юрий Попов.

- Пусть те, кто там наверху сидят, знают! Не ходя на выборы, мы выражаем свой протест!

- Если б я здесь жила, тоже бы не пошла в такой ситуации голосовать и понимаю всех наших. Люди в тайге живут, ни связи, ни дороги. А тут  еще и последнего – света по несколько часов в день лишены, — подвела итог Надежда Перова. 

Да будет свет. Вечная тема

Электроэнергии в деревне нет с июня. Нет вообще. Каждый с проблемой справляется как может. Одни смиренно ждут заботы государства, сохраняя дары природы старинными дедовскими способами. Другие приобрели автономные дизели, но пользуются экономно,  включают лишь морозильные камеры, да пару лампочек вечером.

Накануне выборов из райцентра в деревню приезжал Трэкол. Он привез бочку солярки для местной дизельной станции. Топливо «растянули»  на четыре дня – по три часа электроэнергии на каждый.

  Возмещение так называемых выпадающих доходов или  денежный лимит — 420 тысяч рублей ежегодно выделяется на тутурское поселение по линии Министерства жилищной политики. Целевые деньги отпускаются на приобретение и доставку дизтоплива в Тутуру для обслуживания дизельной станции. Тема обеспечения деревни соляркой не сходит с уст тутурцев в любое время года и обрастает всевозможными слухами.

- Сколько себя помню, лимиты на выпадающие доходы для Тутуры всегда  на одном уровне. Говорим, просим, но годами ничего не меняется. Раньше, конечно, этих денег хватало, цены-то на топливо другие были… Хотя без света мы все равно сидели: то оборудование на станции ломалось, то работники в загул уходили, чего уж там скрывать. Сейчас другая проблема. На дизельной, считаю, у нас порядок, все исправно. Кто бы денег теперь выделил?  Нам не меньше трех с половиной миллионов в год надо на топливо для дизельной. Вот и тянем в час по чайной ложке. По мне так лучше сейчас без электроэнергии потерпеть, чем зимой.  Да и зимник еще не встал, на чем солярку доставлять? Людям только это не объяснишь, — разводит руками глава Тутурского поселения.

Кто про кого хуже скажет

Щапова, как и любого главу любого сельсовета жители всегда найдут за что критиковать. Сейчас из-за отсутствия бесплатного света на Владимира буквально ополчилась вся деревня. Хотя, возможно, есть и какие-то другие причины? Открыто селяне отрицательно не высказываются, но по общей атмосфере чувствуется. Даже, казалось бы, безобидный разговор — предположение о том, кто из кандидатов в депутаты Госдумы выиграет выборы, принимает неожиданный поворот.

- Вот у этого, Михаила Щапова (кандидат, который в общем итоге «прошел» по большому 93 округу) шансов в Тутуре нет никаких, – улыбаясь, заметила дочь главы поселения Вера.

- Это почему же?

- Вы на фамилию его обратите внимание, — залилась смехом моя собеседница.     

 В целом актуальное для любой российской глубинки «кто про кого хуже скажет» в Тутуре повсеместно присутствует.

- Жизнь наша во всем виновата, общество расслоилось. Кто понаглее в люди пробиваются. Чуть богаче выглядят на общем фоне. Другие завидуют, осуждают, но тоже как могут стараются, тянут лямку. А кто характером слаб, руки опускают, алкоголем спасаются, — в очередной раз заметила Надежда Перова.

Утреннее чтиво и особенности выпечки хлеба

  Приятно отличает жителей Тутуры  любовь к чтению. В местной библиотеке  книжный фонд — пять тысяч экземпляров. Читают селяне все подряд.  Потребность в пище духовной, информационный голод, недостаток общения тянут эвенков в библиотеку.  Истинные книголюбы просыпаются утром пораньше, чтобы с первым солнышком погрузиться в прекрасное, фантазийное, детективное. Жизнь в Тутуре полностью подчинена природному циклу. Сейчас сезон заготовки орех, ягоды, потом начнется рыбалка, затем белковка.

Хлеб все жители Тутуры пекут сами. Привезти свежую выпечку из райцентра можно только по зимнику. От пекарни райпо остались лишь воспоминания и металлические формочки для выпечки. Последние продавали после закрытия пекарни (в начале девяностых годов) в  местном магазине, служат тутурцам до сих пор. У многих во дворах сложены специальные кирпичные печи. Зимой и летом они активно используются. Внутрь топки закладываются дрова. Когда они сгорают, накалив кирпичи, потухшие угли убирают, а на их место ставят формочки с поднявшейся закваской. Каждой хозяйке, собирая мужей-промысловиков в тайгу, приходится до 15-20 буханок хлеба печь за один прием. А еще детей дома нужно накормить. Эвенки в этом плане большие молодцы. Если семья крепкая, трудовая, обязательно в ней по пять-шесть ребятишек. Качугцы, к слову, на эту тему жизненный анекдот распространяют, мол, в Тутуре света нет, людям вечерами занять себя нечем…

Когда следующий рейс?

Все мои страхи по поводу предстоящей ночевки в холодном помещении — полная ерунда по сравнению с постоянными неудобствами быта жителей Тутуры. А потому и дрова школьные как-то колоться быстрее к вечеру второго дня стали, и печка в нашей «гостиннице», казалось, лучше отдавала тепло. Удивительное существо человек, ко всему приспосабливается. Крепкий сон комфортной ночи лишь иногда прерывали  посторонние звуки за дверью. Как выяснилось, коровы хозяйничали в придомовом утуге, заодно и к нам рогами стучались.

   Утром всё по замкнутому кругу. Прогулка на сельский погост, ожидание вертолета. Школьная ребятня, выбежавшая на солнечную поляну встречать и провожать шумную железную птицу. Внутри воздушного судна посылки, теперь уже с эвенкийской земли на большую, стойкий запах свежей речной рыбы. 20 минут полета.  Качуг.  Машины.  Встречающие…

    Мой походный рюкзак пылится в шкафу на веранде. Следующий авиарейс к эвенкам не раньше, чем через год. Жители Вершины Тутуры, Тырки и Чинонги будут выбирать главу сельского поселения. Думается, явка будет высокой. 

 

Комментарии (1)

  • innokentii, 18.10.2016 09:18 #

    С удовольствием прочёл!Вспомнил свое редакционное задание 80-х,то же время года,такой же оранжевый вертолёт,походный рюкзак...Спасибо!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

1192