Меню
16+

Газета «Ленская правда»

08.05.2013 13:27 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 03.05.2013 г.

Судьба солдата Великой Отечественной

Автор: Н. Федорова
- О жизни моего отца можно снять кино на военно-патриотическую тему, — с такими словами зашла в редакцию газеты наша односельчанка Татьяна Тимофеевна Кирилова, держа в руках пачку откопированных бумаг. Уже позднее выяснилось, что это письма, но не фронтовые, а написанные в мирное советское время. Письма, пришедшие в Сибирь из далекого Харькова.

Эта история началась  в августе 1942 года. Девятнадцатилетнего сибиряка Тимофея Селивановав тяжелое лихолетье призвали на службу. Пройдя военную подготовку в  Читинской области, в ноябре онбыл направлен на западный фронт. Город Харьков стал для сибиряка судьбоносным, стал для него наказанием и спасением одновременно. В один из дней, когда немцы заняли город, Тимофей попал с двумя земляками в плен к фашистам.

-  В ноябре в Харькове уже выпал снег, папа часто вспоминал тяжелые минуты, когда его и двух товарищей вели по заснеженной дороге, все они мысленно прощались с жизнью, готовясь к расстрелу. Немцы велели не оглядываться, но отец по жизни был настолько любопытным, что даже в такой напряжённый момент не сдержался и оглянулся…Вражеская пуля зацепила щеку и вышла возле глаза. Эта отметина осталась на лице отца на всю жизнь, зрение ему восстановить так и неудалось,- рассказывает дочь фронтовика Татьяна Тимофеевна.

 Очнулся Тимофей, когда на улице смеркалось, его земляки лежали неподалеку, они были неподвижны…На удачу раненого  солдата мимо места расстрела шли три женщины, жительницы оккупированного Харькова.

- Рискуя жизнью, Мирра, Ната и Шура сбегали домой за тачкой, одели нашего папу, маскируя его под старуху, и увезли в дом к тете Шуре, пряча солдата на кровати за шифоньером. Мирра Георгиевна была медсестрой, она делала отцу перевязки. Папа стал для этих обычных харьковскихженщин родным человеком. Представляете, какойони совершили подвиг, ведь если бы немцы обнаружили русского солдата, не пощадили бы никого, а у тети Шуры на тот момент было трое своих малолетних детей,  - делится ТатьянаТимофеевна, не скрывая слез. 

Далее история жизни сибиряка развивалась действительно как в кино. Немного окрепнув,  Тимофей решил выбираться из города, хотел выйти из окружения. И вновь его догнал вражеский огонь, солдату прострелили ноги. Двое с половиной суток Тимофей полз к своим спасительницам, они опять приютили  и выходили его. Вновь рисковали жизнью, когда вывозили солдата из города на окраину в дом матери Мирры Георгиевны.

 Весь перебинтованный Тимофей  лежал за шторкой  у  печки в доме пожилых родителей Мирры Георгиевны.  Немцы тогда ходили по домам жителей, брали, как они говорили, яйки и млеко (яйца и молоко). В один из таких визитов немецкий военнослужащий обнаружил Тимофея. Отодвинув шторку, он посмотрел на перебинтованного беспомощного солдата и ушел… 

- Сердце оборвалось у нашего папы, он переживал не за себя, а за людей, которые дали ему кров. Ждал, когда фашисты вернутся, чтобы расстрелять и его, и стариков, но этого не случилось, — говорит Татьяна.  – Среди немцев было много тех, кто не хотел этой войны. Некоторые помогали русским, даже делились едой. Папа очень много рассказывал нам о войне, а мы как цыплята, собравшись все вместе кружком, слушали его, — продолжает дочь фронтовика.

На долю сибиряка выпали и другие испытания,один из полицаев хотел добить его топором, когда он полз израненный к дому Мирры Георгиевны, солдат Селиванов побывал и в плену у немцев. Татьяна Тимофеевна очень сожалеет, что сегодня не может по крупицам восстановить историю военной жизни отца. Картины детства стоят у женщины перед глазами, но подробности уже стерлись из памяти.

И даже после войны, когда отец вернулся на родину, женился, обзавёлся восьмью детьми, женщины-спасительницы, с которыми связала его война, не исчезли из его жизни.Последовал витокдлительной переписки Харьков-Анга, в основном Тимофей и его семья в письмах общалисьс Миррой Георгиевной. Судьба её сложилась как у многих советских женщин, выйдя замуж, она честно работала. В своих душевных искренних письмах русского солдата Мирра называла исключительно Тимошей. Господь не дал женщине  своих детей, поэтому Тимофей навсегда остался для неё девятнадцатилетним мальчишкой, заменившим ей брата.

 В письмах Мирра Георгиевна благодарила Тимошу за то, что он отозвался…После войны женщину преследовали, обвиняя в том, что она выдала русского солдата и его якобы расстреляли. В каждомобращении  Мирра просилао встрече, звала всю семью Тимофея в гости в Харьков:

«Тимошенька, неужели тебе не хочется увидеть Харьков, который ты защищал и где тебе пришлось  гнать проклятого врага, который тебе сделал много подлостей и подорвал твое здоровье?»- умоляла Мирра Георгиевна.   

Эта переписка, обмен фотографиями продолжались до 1989 года. В своем последнем очень коротком письме, когда Мирре Георгиевне по состоянию  здоровья было уже трудно сидеть за столом, она трижды в заключение повторила:  «Жду, жду, жду»…

И эта встреча, пусть через 47 лет, но все же состоялась. Тимофей Ефимович,уже будучи пожилым человеком, отправился в сопровождении зятя Александра в Харьков. На вокзале он увидел двух веселых старушек, которые интересовались у прохожих, не видели ли они Тимошу, представляя себе все того же 19-летнего солдата.В доме тети Шуры (Александры Артёмовны Хорошун) спустя почти 50 лет бережно хранилась кровать, на которой харьковские женщины выхаживали сибиряка. Мечта Мирры Георгиевны под конец её честной трудовой жизни сбылась, она была неимоверно счастлива. Дождавшись своего Тимошу, Мирра в этом же 1989 году, спустя два месяца после встречи,  умерла, втаких случаях говорят, со спокойной душой.

В 2013 году Тимофею Ефимовичу исполнилось бы 90 лет. Но жизнь его закончилась значительно раньше, в 1992 году, и очень трагически. В летний теплыйдень участник войны, как всегда надев на себя пиджак с многочисленными наградами, поехал в Иркутск навестить родственников, но до них так и не добрался.  Сотовой связи тогда еще не было.Поиски ветерана продолжались неделю. Еготело нашли на берегу Ангары.На пиджаке участника войны не оказалось медалей.  Воттакой непредсказуемый, несправедливый, жестокий конец жизни русского солдата, победившего когда-то смерть. Вражеская пуляв военные годы не убила сибиряка, а в мирное время над ним поглумились те, кого он защищал от фашистов, те, кто обязан ему жизнью.

И все же хочется верить, что патриотов в нашей стране гораздо больше, что наши дети, читая эти строки, испытывают душевное потрясение, мысленно сопереживая и даря низкий поклонсолдату Великой Отечественнойвойны, земляку-победителю Тимофею Ефимовичу Селиванову.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

127