Меню
16+

Газета «Ленская правда»

08.05.2013 13:19 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 03.05.2013 г.

Ностальгия по Судоверфи

Автор: Н.А. Кошкин
бывший специалист по сварке судов
Я решил поделиться воспоминаниями о работе Качугской судоверфи, которой исполняется в этом году 80 лет.

Качугская судоверфь Ленского пароходства была построена на левом берегу реки Лена в 1933 году. В это время в Качуге не было специалистов по судостроению, поэтому было принято решение пригласить их из других районов страны.

  С завода «Красное Сормово» (г. Куйбышев) приехали семьи квалифицированных рабочих: Сажины, Навроцкие, Максимовы, Кобрины, Норовы и др. Они стали основными работниками предприятия, их примеру последовали дети и внуки.

  В 1953 году подростком я пришел в отдел кадров судоверфи, который возглавлял Михаил Иванович Кулебякин. Внимательно выслушав меня, он предложил пойти работать в котельный цех на стендовый участок учеником автоматической сварки. Котельный цех тогда назывался так потому, что раньше все металлические конструкции соединялись с помощью металлических заклепок. Это была очень тяжелая и трудоемкая работа. Руководство судоверфи постепенно стало улучшать условия труда, применяя различные способы сварки. В этот период в цехе работали квалифицированные электросварщики: братья Черкашины, Горбунов, Машуков и др.

  Уже в 1953 году существовал высокомеханизированный стендовый участок, но цех был маленький и старый. В цехе использовали автоматическую сварку под слоем флюса.

Два месяца я обучался работать на полуавтомате «ПШ – 5», а мой брат Владимир работал на автомате «ТС – 17 –У». В то время это были передовые методы сварки, по сравнению с электродуговой сваркой.

  Проработав 1,5 года, я был призван в армию, во флот, прослужил на Черном море четыре года.

  В 1958 году приехал домой и вновь поступил работать на судоверфь. За время моего отсутствия были почти построены новые цеха: корпусный, механический, столярный, которые отвечали всем техническим требованиям того времени. Например, в корпусном цехе построен современный кантователь, а на заготовительном участке были установлены мощные гильотины, профилогибочные станки и другое оборудование.

  Руководство Судоверфи во главе с директором Александром Иовичем Керосинским старалось приобретать современное оборудование. Например, вместо сварки под слоем флюса, освоили сварку порошковой проволокой в среде углекислого газа. А в газовой резке металла вместо керосина стали применять газ пропан-бутан.

  В это время для поддержания здоровья работников стал работать профилакторий. Особенно хочется отметить добросовестную работу заведующей Нины Степановны Надежиной и повара Галины Иннокентьевны Вериной.

  Достаточно неплохо освоив все виды сварки, окончив вечернюю школу, поступил учиться в Иркутский индустриальный техникум на отделение «Технология и оборудование сварочного производства». Руководство судоверфи приветствовало и одобряло стремление учиться и пополнять свои знания.

  В 1965 году я был назначен мастером корпусного цеха.

  В 60-е годы начали ходить слухи, что судоверфь могут закрыть из-за сложности проводки судов в связи с мелководьем реки Лены. В 1966 г. приезжал министр морского и речного флота Кучкин. Он прошел по всем цехам, я его встречал в заготовительном участке; представился ему, ответил на все его вопросы, произошел и обмен рукопожатием. В конце дня было проведено совещание у директора. Министр высоко оценил деятельность работников судоверфи. Признал, что Качугская судоверфь является самым крупным судостроительным предприятием на Лено-Индигирском пароходстве, оснащенным передовым оборудованием. Вопрос о закрытии предприятия был снят с повестки дня.

  На судоверфи строились первоклассные танкера, которые рассчитаны на  плавание не только по рекам, но и на прибрежное плавание. Они были оснащены по последнему слову техники. Строились сухогрузы, рефрижераторы, бункербазы, пассажирские теплоходы и ледоколы. Суда отвечали всем требованиям эксплуатации. А вот с ледоколами все было не так просто. Два ледокола «Арктика» и «Антарктида» по замыслам должны были быть современными, они должны были разламывать лед в бухтах и затонах. Строительство этих ледоколов потребовало новых технологий, в том числе и в сварке, так как корпус ледокола состоял из высоколидированной стали повышенной толщины. В носовой части располагалась вибрационная установка, которая так раскачивала судно при взломке льда, что не выдерживали на ледоколе плафоны, любые приборы, а у команды появлялась вибрационная болезнь.

  Для приобретения опыта в постройке ледокола была направлена бригада на Чистопольский строительный завод на реке Кама. В составе бригады был главный инженер Кобылкин, мастер механического цеха Козлов и я. Приобретенный опыт помог нам в работе.

  После окончания техникума мне предложили работу в конструкторском бюро в качестве старшего инженера по сварке. В то время оправдавший себя метод сварки в среде углекислого газа мы стали применять на стапелях и кондукторах. В конструкторском бюро работал с желанием и легко, потому что в цехах шла работа в установленном режиме, мне только оставалось следить за технологией всех сварочных работ.

  Мне также поручили общественную работу – заняться рационализацией и изобретательством. Я с удовольствием рассчитывал и делал чертежи на грузоподъемное устройство для погрузки готовых секций и для транспортировки сталей в цех.

  Меня окружали добропорядочные, отзывчивые люди: начальник цеха Сажин Александр Дмитриевич, Волков Павел Александрович, Смердов Владимир Николаевич, Китаев Николай Федорович. Н. Ф.  Китаев  окончил Ленинградский институт и был инженером от Бога, много знал, умел хорошо обращаться с людьми.

  Отдельно хочется сказать о П.А. Волкове, который работал в конструкторском отделе с 40-х годов. Он юношей после школы попал в отдел чертежником и закончил работу ведущим специалистом по судостроению. Заочно окончил техникум, находясь уже на пенсии. Во время войны Павел Александрович участвовал в модернизации и испытании огнеметов.

  В.Н. Смердов приехал в Качуг, имея два высших образования. Начинал работать мастером стендового участка, который впоследствии я принял от него. Он возглавил работу ОТК, был конструктором всех понтонных металлических мостов в Качугском районе. Много лет проработал главным инженером объединенного пароходства.

  Мне удалось в 2006 году встретиться с ним в Якутске. Он с удовольствием вспоминал прожитые в Качуге годы, интересовался судьбами людей, работавших с ним, и очень сожалел, что судоверфь прекратила работать.

   В 1972 году мы ездили вместе с главным инженером В. В. Кобылкиным в Якутске на совещание на тему «Внедрение передовых методов работы» После совещания мне предложили работу в Жатае, но по семейным обстоятельствам пришлось отказаться.

  В1973 году меня отправили в Ленинградский институт Водного транспорта для повышения квалификации на 1,5 месяца. На курсах я узнал новый способ сварки, который заключался в следующем: вместо обычных электродов 40 см применялись электроды 100–120 см, которые закреплялись на штанге и по наклонной штанге, по мере сгорания электрода, перемещалась зона сварки. Пользуясь этим методом, сварщик имел возможность обслуживать до восьми установок одновременно для сварки угловых швов. Но применить этот метод не смогли из-за отсутствия нужных электродов и оборудования.

  Руководство судоверфи заботилось об улучшении условий жизни работников: строили жилые дома, работала больница, ОРС снабжал необходимыми продуктами. Было построено двухэтажное административное здание, на первом этаже которого находились душевые комнаты для рабочих.

  В свое время мы с удовольствием работали, гордились своим предприятием и не могли подумать, что когда-то передовое предприятие, одно из ведущих Ленского бассейна, найдет свой  печальный конец.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

501